Самое страшное в мире – это быть успокоенным.

(К 75-летию со дня смерти Михаила Кульчицкого)

"Я люблю родной мой город Харьков -
Сильный, как пожатие руки."
Михаил Кульчицкий

/Files/images/bibliograf/кукль.png

В январе исполняется 75 лет со дня смерти нашего земляка, поэта-воина Михаила Валентиновича Кульчицкого(1919 – 1943). У поэта Михаила Кульчицкого странная судьба. Его считают поэтом-романтиком. Представителем того самого поколения вчерашних студентов, которые ушли на фронт и навечно остались молодыми. Широко известны несколько его стихотворений; харьковчане любят повторять строки его стихотворения: «Я люблю родной мой город Харьков, сильный как пожатие руки». Несколько раз выходили тоненькие сборники его стихов, последний в 1991 году. И все. Между тем его учителя – Сельвинский, Антокольский считали Кульчицкого одним из самых ярких эпических поэтов. Из воспоминаний Бориса Слуцкого: «Михаил Кульчицкий вырос на Грековской улице. Учился в школе, глядевшей окнами на нашу малую речку – тогда до войны она была еще меньше. Написал стихи со строкой «Я люблю родной мой город Харьков, сильный как пожатие руки». Сколько тысяч километров проговорили, пробродили, проспорили мы между Грековской и Конной площадью (рядом с ней жил Слуцкий – Прим. Авт). Он был коренным харьковским жителем. Он стал поэтом всей нашей земли. Большой талант. Ежедневный труд. Безмерная любовь к отечеству. Вот три причины, которые помогли нашему земляку втащить на Парнас и Заиковку, и Журавлевку, и площадь Дзержинского и многое другое». Он учился в кружке поэтов в Харьковском дворце пионеров и бегал в библиотеку имени Короленко и районную – на Москалевке. Он учил немецкий язык и пересмотрел все спектакли театра Шевченко, благо там работала его мама. Он бредил Испанией и глубоко переживал арест отца.

Из дневника Михаила Кульчицкого: «14 июля 1936 года. В военкомате получил анкету, которую старательно заполнил, как умел. Единственная причина, по которой меня могут не принять в школу лейтенантов, социальное происхождение. Может быть, если узнают, будут против мои родители». Но добровольцем в Испанию не получилось. Михаил Кульчицкий становится студентом Харьковского университета. Из воспоминаний Григория Левина: «На первом курсе филологического факультета харьковского университета появление Кульчицкого было сразу замечено. Он обращал на себя внимание уже своей внешностью – высокий, несколько угловатый, но крепко и ладно скроенный, широкой кости, с огромной копной волос, с крупными чертами лица, большими, остро и далеко видящими глазами, скульптурной лепкой лба, скул, подбородка». Неисссякаемый оптимизм, чувство юмора и ощущение «харьковских корней» помогало Михаилу Кульчицкому когда он перевелся в Литературный институт в столицу. При возникновении любых трудностей он – иногда с бровадой, иногда как бы для себя – повторял: «Мы из Харькова». Поэтические вечера, студенческие пирушки, выступление на семинарах, чтение своих стихов друзьям и споры до хрипоты обо всем: о поэзии, о жизни, о будущем литературы. Он был большим, веселым, шумным; очень любил розыгрыши и мистификации. Например, регулярно заходил в книжный магазин и интересовался, не поступала ли новая книга стихов Кульчицкого. Через месяц он заходил туда с девушкой, продавцы отвечали: «Нет, но ожидаем», и он, очень довольный произведенным эффектом, гордо удалялся. Два года столичной студенческой жизни промелькнули, как пейзаж за окном поезда. А потом началась война. На фронт его не взяли, и Кульчицкий уходит в истребительный батальон. В середине декабря 1942 года Михаил Кульчицкий окончил пехотно-минометное училище, получил звание младшего лейтенанта. 26 декабря он пришел к Лиле Брик и прочитал ей стихотворение – то самое, которое чаще всего цитируют сегодня, говоря о Кульчицком: «На бойцах и пуговицы вроде/Чешуи тяжелых орденов:/Не до ордена./Была бы Родина./С ежедневным Бородино». Это было последнее стихотворение, им написанное. 19 января 1943года Михаил Кульчицкий погиб.

В 1991 году в Харькове вышла книга «Вместо счастья», составленная Михаилом Красиковым и Олесей Кульчицкой. В ней собраны стихотворения, поэмы и воспоминания о поэте – и в прозе, и в стихах. На сегодняшний день это самое точное и полное издание стихов нашего земляка. При составлении сборника Михаил Красиков работал с архивом поэта, хранящимся у сестры Кульчицкого Олеси. Эта книга шла небольшим тиражом – 2 тыс. экземпляров, и уже давно разошлась. Сегодня есть необходимость издать полное собрание сочинений Михаила Кульчицкого, включив в него, кроме стихотворений, дневники, письма, рецензии, фотографии. Установлена мемориальная доска на улице Грековской , 9, где жил поэт. А вот, к сожалению, улицы имени Кульчицкого в городе до сих пор нет.

Мечтатель, фантазер, лентяй-завистник!
Что? Пули в каску безопасней капель?
И всадники проносятся со свистом
вертящихся пропеллерами сабель.
Я раньше думал: "лейтенант"
звучит вот так: "Налейте нам!"
И, зная топографию,
он топает по гравию.
Война - совсем не фейерверк,
а просто - трудная работа,
когда,
черна от пота,
вверх
скользит по пахоте пехота.
Марш!
И глина в чавкающем топоте
до мозга костей промерзших ног
наворачивается на чeботы
весом хлеба в месячный паек.
На бойцах и пуговицы вроде
чешуи тяжелых орденов.
Не до ордена.
Была бы Родина
с ежедневными Бородино.

/Files/images/bibliograf/гнкегке.png

Составлено по материалам периодической печати.

Кiлькiсть переглядiв: 31

Коментарi

Для того, щоб залишити коментар на сайті, залогіньтеся або зареєструйтеся, будь ласка.

/Files/images/талант!!.jpg

On-line проект "Молодые таланты Харькова" - прийміть участь і Ви!

Дата останньої зміни 23 Лютого 2018

Фотогалерея